Финикия

       Внутренняя жизнь финикийских городов была достаточно бурной, и сопровождалось борьбой правящей олигархии с принудительно и массово выселяемой в колонии беднотой.
       Внешнеполитические события вокруг Финикии, издавна бывшей объектом пересекающихся интересов сильнейших держав Древнего Востока, тоже никогда не отличались спокойствием.
Ясное дело, что все эти факторы оказывали весьма значительное воздействие на быт, материальную культуру и образ жизни финикиян.
Однако основным занятием финикийцев всегда и во все времена оставалась сопряжённая с пиратством морская торговля, хотя тут процветали и террасное земледелие, и всевозможные ремёсла.
Именно жажда наживы и страсть к торговле заставляла финикийских мореходов предпринимать дальние плавания, и позволила совершить столь значительные географические открытия.
         Вообразить себе внешний облик ведущих финикийских городов вроде Тира или Сидона сегодня трудно. Известно, что эти процветающие и многолюдные города окружали массивные стены, построенные не в один, но в несколько рядов.
         В город вели проделанные в стене ворота, бывшие, как и ворота прочих городов Палестины или Сирии, двух- или трёхстворчатыми. Могло быть несколько ворот, обращённых в разные стороны света.
Городские стены, как водится, были снабжены бойницами, откуда лучники, защитники города, поражали неприятеля. Самих же лучников прикрывали от стрел осаждавших массивные, прибитые к стенам щиты.
Чужеземный странник, ступив за ворота, сразу попадал в лабиринт кривых переулков и улочек, плотно застроенных многоэтажными домами. Улочки, как и в большинстве городов античности, вели к торговым площадям либо к храмам.
Торговая площадь представляла собой оживлённый и шумный восточный базар, где звучала речь на многих языках: финикийском, арамейском, древнееврейском, египетском или ассирийском. Раздавалась тут и греческая речь, и этрусская, и даже таршишская.
Связи Тира с далёким Таршишем, лежащем на южном побережье Иберийского полуострова, были регулярными и тоже достаточно оживлёнными. Оттуда в Тир доставляли металлы: серебро и железо, олово и свинец.
Из Африки в Тир привозили слоновую кость, эбеновое дерево, чёрных рабов и шкуры экзотических зверей. А из Счастливой Аравии - пряности и благовония, драгоценные ладан и мирру, чьи ароматы считались необходимым атрибутом богослужения.
       Из Северной Сирии поступала качественная овечья шерсть для того, чтобы быть окрашенной знаменитым финикийским пурпуром. Из Египта везли телячьи кожи, тончайшие льняные полотна вроде виссона, а, также, папирус.
Израиль и Иудея ввозили в Финикию пшеницу и ячмень, оливковое масло и мёд. Аммон и Моав поставляли гилеадский бальзам.
Затем весь этот товар тирские купцы перепродавали на далёком Западе, в Ливии, на Сицилии или даже в самой Иберии, втридорога.
Финикийские корабелы к этому времени внесли в свои суда некие конструктивные изменения. Борта кораблей стали более округлыми, что обеспечило большую вместимость их трюмов.
Возросла грузоподъёмность судов, увеличилось осадка, и улучшились многие мореходные качества, прежде всего - остойчивость и обитаемость.
Корпус же стал более прочным и крепился теперь продольными связями - канатом либо горизонтальной балкой. Поперечный же набор корпуса состоял теперь из шпангоутов - вертикальных "ребёр", на которых и размещали связи.
Так устроены были, например, знаменитые "таршишские" корабли, на которых финикийские торговцы первой половины I тысячелетия до н.э. ходили в далёкую Иберию.
Таршишский корабль имел высоко задранный, острый, хорошо разрезающий встречную волну нос, закруглённую, воздетую над палубой корму, и был оснащён массивным тараном, расположенным ниже ватерлинии. Таран служил для пролома борта вражеского корабля в морском сражении.
Маневрировал такой корабль с помощью двух длинных рулевых вёсел в кормовой его части.
Первые модели "таршишских" кораблей имели только одну, вертикальную грот-мачту, несущую основной прямоугольный парус. Впоследствии оснастка была усовершенствована - к грот-мачте добавилась носовая, расположенная наклонно.
Если парус грот-мачты создавал ходовую тягу, будучи основным движителем, то наклонный - служил для маневрирования кораблём при больших углах к ветру.
Впрочем, наклонный парус появился сравнительно поздно. Во всяком случае, суда для ассирийского царя Синаххериба, которые строились в начале VII века до н.э. на верфях Евфрата и Тигра по образцу тогдашних "таршишских", имели одну только грот-мачту.
      Разумеется, ветер был ненадёжным союзником, и рассчитывать на его помощь мореходам приходилось далеко не всегда. Потому все до одного финикийские суда, как дальнемагистральные "таршишские", так и каботажные, оснащались гребными вёслами и командой гребцов.
Количество весёл обычно варьировалось от шестнадцати до двадцати четырёх. Размещались вёсла в один или в два яруса вдоль каждого борта, и на каждом сидело по двое или трое гребцов.
В гребцы шли не от хорошей жизни - на вёсла сажали либо молодых здоровых рабов, либо беднейших из батраков, работавших за дневной паёк и спасающихся, таким образом, от голодной смерти.
Ритм гребли задавался размеренными ударами в барабан, а прыти гребцам придавала свистящая плеть надсмотрщика.
Палубных надстроек финикийские корабли того времени не знали вовсе. Помещения для пассажиров и команды, груз и снаряжение находились внутри корпуса корабля, под палубой.
Роскошью отделки финикийских кораблей, изяществом их линий, плавностью и быстротой их хода восхищались многие из современников.